Аркадий Геннадьевич Суров

Аркадий Геннадьевич Суров

Литература Автор  Аркадий Суров Воскресенье, 24 Апрель 2016 00:00 размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта
Оцените материал
(18 голосов)

Аркадий Геннадьевич Суров – известный николаевский поэт. Правда, николаевцем он стал не сразу,  родился 16 апреля 1964 года в городе Пермь, жил на Урале, там его отцовские корни. В 1970 году семья переехала в наш областной центр, на родину матери. С тех пор Аркадий Суров живет на юге. Стихи он начал писать в подростковом возрасте. 

В 1996 году в Николаеве вышла его первая скромная книга "Производитель впечатлений", а дальше – "Ближнее плавание", "Голоса над морем", "Стихи", "Книга на четверых" – сборник в составе четырех авторов,"Внутреннее пространство".

В 2000 году Аркадий Суров стал призером Международного Конкурса "Неизвестные поэты России", проводимого ПЭН КЛУБОМ, под эгидой ЮНЕСКО. В 2002 году он закончил Николаевский педагогический институт по специальности "Преподаватель русского языка и зарубежной литературы". В 2007 году был принят в Союз писателей России. Аркадий Геннадьевич много публикуется в периодической печати, Интернете, альманахах и сборниках в Украине и за рубежом, выступает в школах, библиотеках, ВУЗах, ведет активную творческую жизнь.

 

                                                                                      ***                                                     

Тавричесчкая степь, унылое херсонье,
И - спрятанный в степях, и - полуостровной,
Непобеждённый штаб, по воински бессонный,
Имперский гарнизон, любимый город мой!

Таврическая степь - камыш, фарватер, косы.
Мы - живы от реки, мы - степью крещены.
Земля и небеса, солдаты и матросы,
Пенька и полотно империи нужны.

Таврическая степь, ударь меня ветрами,
И летом обожги, и заморозь зимой.

И только ты и я, и только Бог над нами,
И - корабли в степи, и чайка за кормой.

 

 

***

Анахарсис

Мои братья, в навозе и саже, в коросте и цыпках,

Ваши чёрные губы промолвили имя моё,

Значит, вместе нам быть на земле этой суетно-зыбкой,

И один у нас общий котёл, и седло, и копьё,

И одно у нас небо - то чёрное, то голубое.

Так за небо и степь, за нездешнюю морду коня,

За сандалии, да за накидку с весёлым подбоем

Вы когда-нибудь, братья лихие, убьёте меня.

 

***

Вадиму Луцюку

И когда я стою на мостике,

 Задан курс, матрос на штурвале,

Мы проходим сороковые,

Ветер крепкий, идём бакштаг,

И скрипят мозги и обшивка,

И на треть опустела фляга,

И погасла верная трубка,

То без боцмана мне - никак!

Он орёт:" Мандалаи, на реи!",

Он кричит:" Шевелись, Канальи!",

У него распахнутый ворот,

И по-моему, он бухой.

Я смотрю на него и верю –

Мы минуем шторма и туманы,

Мы пройдём и скалы, и мели –

(Чёрт возьми, я отчаянно верю!) –

Мы вернёмся в наш порт!

Домой!

 

***

На такси и маршрутках, в троллейбусах, да и в трамваях,

 Через ветер вечерний, пробивая его головой,

По нетвёрдой земле осторожно, но крепко ступая,

 Завернувшись в себя, алкоголики едут домой.

На привычный пейзаж, с догоревшим окурком заката,

 Опускаются мысли, горчащие, как зверобой,

Как бессмертник горчащие. Жизнь, как всегда виновата –

 Она слишком длинна. Алкоголики едут домой.

Впереди остановка, знакомая тропочка к дому,

Впереди - ничего, впереди только вечный покой.

(Постелите мне степь, занавесьте мне окна балконом)

Впрочем, вечный покой - до утра. Алкоголики едут домой.

 

 

***

Девять дней

Я живу сегодняшним днём, я всё время пьяный,

Мне уже не хватает то воздуха, то воды...

...Там девчонка явится, ты меня слышишь, мама,

Так ты встреть её, покажи ей свои сады.

Посади её в поле, пускай она не горюет,

Пусть над нею плывут облака, и птицы плывут,

Поцелуй её своим слепым поцелуем.

А зовут её Викой, мама.

Викой зовут.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Прочитано 3193 раз Последнее изменение Воскресенье, 01 Май 2016 10:24

Видео блог

Отдых

Разработка сайта - JOHNNSOFT Студия рекламы Жоры Дорфмана